?

Негосударственная экспертиза проектов, экспертиза промышленной безопасности технических устройств, зданий и сооружений в Иваново и Ивановской области

06.02.2015

ЭКСПЕРТИЗА ПРОМЫШЛЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Кирилл Анатольевич КУЗНЕЦОВ

член-корр. РИА, к.т.н.

ЭКСПЕРТИЗА ПРОМЫШЛЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

В настоящее время имеется огромное количество небольших экспертных организаций (ЭО), не имеющих лабораторий, с минимальными штатами и приборным оснащением, декларирующих официальную зарплату на уровне МРОТ и демпингующих цены на услуги, что влияет на качество работ по экспертизе промбезопасности (ЭПБ) и, соответственно, создает условия для возникновения инцидентов и аварий. Недобросовестная конкуренция может привести к уходу с рынка институтов, выполняющих ЭПБ, и крупных ЭО — лидеров рынка в разработке нормативной документации, научно-техническом развитии такой деятельности, как ЭПБ, и решающих проблемы обеспечения промышленной безопасности на опасных производственных объектах.

Для повышения качества услуг по ЭПБ предлагается ряд мер. В частности, дополнительно к процедуре лицензирования необходимо ввести обязательную Государственную аккредитацию, законодательно совершенствовать механизмы проведения тендерных процедур путем ведения разумной ценовой политика в области ЭПБ. Несмотря на то, что ФЗ № 116 «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» [1] действует на протяжении 17 лет, на ОПО происходят инциденты и аварии с негативными последствиями для жизни и здоровья людей, экологии и самого ОПО. До распада СССР и принятия в 1997 году ФЗ-116 в стране работало много отраслевых институтов, образованных различными министерствами. Госгортехнадзором была создана система головных институтов по видам деятельности. Отраслевые институты в связке с машиностроительными заводами разрабатывали новые технологии, проектировали промышленные объекты, новое оборудование, сопровождали строительство и пуск предприятий.

Реформы 90-х годов разрушили складывавшуюся десятилетиями систему взаимоотношений между промышленными предприятиями, машиностроительными заводами и отраслевыми институтами. Каждый хозяйствующий субъект был предоставлен самому себе, что привело к закрытию и ликвидации многих из них. Выжившие в период реформ институты вынуждены были для сохранения кадровой и научно-технической базы искать любые работы. Одной их таких работ стала диагностика ТС ТУ ОПО, выработавших проектный ресурс работы. Этот вид деятельности был узаконен ФЗ-116 [1], что вполне устраивало собственников промышленных предприятий.

Предприятия, не имея (по ряду складывающихся на то время причин) финансовых средств на замену старого оборудования, его реконструкцию и модернизацию, получили возможность продолжить эксплуатировать ТУ, выработавших проектный ресурс, решать задачи развития предприятий и решения социальных проблем. Но с выходом закона [1] была заложена и «мина замедленного действия», так как заметного роста обновления оборудования и технологий не произошло. Собственникам предприятий оказалось выгодным извлекать прибыль из того, что было создано в советское время, при небольших затратах на ЭПБ, и устремления многих не были направлены на использование получаемой прибыли для развития предприятий.

До 1997 года взаимодействие отраслевых институтов и промышленных предприятий по обследованию ТУ осуществлялось на основе хоздоговора. Специализация институтов, опыт работы, научно-исследовательская база, материально-техническая оснащенность, квалифицированные кадры позволяли объективно оценивать ТС ТУ, применять для этого необходимую методологию, средства контроля и грамотно интерпретировать получаемые результаты, дающие понимание о том, какие деградационные процессы произошли в основном металле конструкционных элементов, сварных швах, какие обнаружены дефекты (типы и виды), и можно ли безопасно эксплуатировать ТУ дальше, и сколько времени.

С введением ФЗ-116 право на проведение ЭПБ получили организации, которые соответствовали требованиям законодательства о лицензионной деятельности (экспертные организации). Отраслевые институты также получили лицензии для выполнения работ по ЭПБ. Их научно-исследовательские наработки, опыт проектирования и сопровождения эксплуатации ТУ, конструкторская и технологическая специализации стали фундаментом системы разработанной НД, в соответствии с требованиями которой проводилась вся работа по ЭПБ. Разработанная институтами НД во многих случаях согласовывалась Госгортехнадзором (Ростехнадзором (РТН) на федеральном или региональном уровне и регламентировала порядок, состав и правила выполнения ЭПБ [2-9 и др.].

Для конструктивного взаимодействия предприятий, РТН и ЭО под председательством территориальных органов РТН создавались и успешно работали общественные координационные Советы, в состав которых входили лучшие специалисты этих организаций. На заседаниях Советов обсуждались вопросы по методическому обеспечению безопасной работы ТУ, выносились на рассмотрение и согласование проекты нормативных до-кументов, охватывающих разные аспекты обеспечения безопасной работы ТУ на ОПО и устанавливающих требования промышленной безопасности. Такое взаимодействие давало положительные результаты в виде качественного выполнения обследований ТУ и объективного продления срока их службы [10-15]. В 2012 году после реформирования структур РТН такие координационные Советы были ликвидированы. Расширение рыночных механизмов в экономической деятельности государства внесло свои негативные коррективы в сферу оказания услуг по ЭПБ.

Во-первых, наблюдается рост новых ЭО, и с каждым годом их становится всё больше. В настоящее время – более трех тысяч. Как правило, при выполнении минимальных формальных требований лицензионного законодательства получить лицензию не составляет большого труда и затрат. Многие ЭО образовались после ухода специалистов из отраслевых институтов. Эти «карликовые» ЭО по сложившимся у бывших сотрудников институтов связям с предприятиями начали оказывать услуги по ЭПБ. Кроме этого стали создаваться малые предприятия при вузах, профинансированные государством с целью создания инновационной продукции, услуг. Но часть из них, не утруждая себя новыми изобретениями и разработками, приобрели лицензии и начали оказывать услуги по ЭПБ, используя приобретенную на государственные средства материальную базу. Для них такая работа стала средством к существованию на рынке услуг по ЭПБ, но не решением задач по созданию условий на замену устаревших ТУ и обеспечения более высокого уровня их безопасной эксплуатации. С целью экономии средств ряд предприятий стал образовывать ЭО из своих работников, которые занимаются оформлением ЗЭПБ на основании результатов диагностирования специалистов неразрушающего контроля этих же предприятий, получив таким образом «карманные ЭО», но по документам являющиеся независимыми юридическими лицами.

Существует немало карликовых ЭО типа ООО, в которых работают бывшие работники РТН, имеющие разрешения практически на все виды деятельности в области ЭПБ и пользующиеся наработанными связями, что очень привлекает заказчиков услуг по ЭПБ, в том числе ввиду их дешевизны. В настоящее время рынок предложений по оказанию услуг по ЭПБ чрезмерно насыщен. Из огромного количества ЭО можно выделить несколько десятков крупных ЭО (численностью до 100 и более человек) с многолетней историей, опытом работы, квалифицированными специалистами, развитой материальнотехнической базой, разрабатывающих НД и актуализирующих действующую НД, проводящих прикладные исследования, результаты которых используются в решении возникающих проблем на ОПО для обеспечения промышленной безопасности.

Во-вторых, владельцы ОПО в последние годы стали искусственно занижать цены на ЭПБ посредством проведения тендеров на выбор поставщика услуг по ЭПБ. На первый взгляд, проведение тендеров казалось хорошей идеей. Но в настоящее время тема проведения тендеров заслуживает особого внимания и требует своего разрешения на государственном уровне. Несмотря на множество разработанных процедур, как корпоративных, так и государственных (в виде электронных площадок), регламентирующих их проведение, эта сфера была и остается коррумпированной. Как только открывается электронная площадка торгов, сразу от различных ООО поступают предложения оказать помощь в выигрыше лота под прикрытием оказания консультационных услуг.

Закрыт механизм принятия решения по выбору исполнителя работ. В лучшем случае могут сообщить, что выбран такой-то исполнитель, так как предложил минимальную цену. В настоящее время в большинстве случаев критерием выбора является наименьшая цена оказания услуг. По законам экономики на определенном уровне ценообразования снижение цены приводит к снижению качества выполняемых услуг. Такая тенденция начинает все ярче проявляться в области ЭПБ, запущен механизм «мины замедленного действия», идет накопление критической массы, и те техногенные проблемы, которые ожидали в 2002-2004 годах, могут начать проявляться в большом масштабе в ближайшие годы, тем более, что с первого января 2014 года территориальные управления Ростехнадзора, которые в какой-то мере были фильтром выполненных ЗЭПБ при их утверждении, не рассматривают их, а только регистрируют.

В соответствии с условиями конкуренции, ЭО находятся в разных конкурентных категориях. Многие ЭО, относящиеся к малому бизнесу, имеют небольшой кадровый состав (большая часть специалистов набирается по разовым договорам подряда). Как правило, они не делают обязательные отчисления в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования, так как оплата за работу выдается в конвертах. Такие ЭО для получения работы представляют необоснованно низкие цены, так как находятся вне внимания налоговых органов (хотя те знают об их существовании), не имеют научно-технической инфраструктуры и т.п. По таким ценам невозможно в полном объеме и в установленном порядке выполнить ЭПБ, но они гарантируют выдачу положительных ЗЭПБ, что вполне устраивает собственников. Сложившаяся ситуация не может продолжаться бесконечно долго без негативных последствий. В случае выполнения ЭО всех положенных по законодательству РФ налоговых платежей и требований процедуры ЭПБ они становятся неконкурентоспособными.

Крупные ЭО, как правило, имеющие или имевшие статус отраслевых институтов, вынуждены также снижать цены для получения работы. Но при этом они сразу лишаются возможности формировать хоть какую-то прибыль и вкладывать ее в свое научно-техническое развитие, и, тем самым, быть готовыми отвечать современным вызовам в области ЭПБ и обеспечении безопасной эксплуатации ТУ. Ряд институтов вынужден для развития материально-технической базы и повышения квалификации своих сотрудников часть средств, которая должна быть использована для выплаты заработной платы, вкладывать в приобретение приборов, программ для расчета прочности и напряженно-деформированного состояния, проводить обучение и аттестацию специалистов, выполнять прикладные исследования для решения нестандартных задач, возникающих на ОПО, участвовать в специализированных выставках, семинарах, конференциях, конкурсах, публиковать результаты НИР и т.п. Использование зарплатных средств имеет негативные последствия в виде утечки кадров, которые обращают свои взоры на поиск более высокооплачиваемой и легкой работы. Такое поведение характерно для специалистов молодого и среднего возраста. Эта ситуация не способствует росту научно-технического потенциала в области ЭПБ, квалификации специалистов, стабильной работе институтов и ЭО с высоким имиджем, и вносит дисбаланс в планы их развития, сдерживает использование мировых достижений научно-технического прогресса, лишает конкурентных преимуществ перед зарубежными компаниями, возможности разрабатывать и реализовывать собственные инновационные проекты для обеспечения промышленной безопасности ОПО.

При заключении договоров на выполнение услуг по ЭПБ почти все заказчики в одностороннем порядке диктуют свои условия выполнения работ, в частности – требование о выдаче только положительных ЗЭПБ с максимальным сроком эксплуатации ТУ, несмотря на ТС, и по минимальным ценам. Это противоречит законодательству в области промышленной безопасности, но карликовые ЭО идут на такие условия. При этом не обращается внимания на то, что они не аккредитованы как ЭО, у них нет своих лабораторий, сертифицированных системы менеджмента качества, системы управления охраной труда и т.п., всего того, что способствует выполнению качественной работы. Кроме того, оплата работы заказчиками (крупными корпорациями) осуществляется через 60–90 дней после подписания ими акта выполненных работ. Это лишает ЭО оборотных средств. По сути дела, ЭО кредитуют крупный бизнес.

Не способствуют развитию добросовестной конкуренции факты использования рядом ЭО административного ресурса со стороны органов РТН, которые через руководство ОПО навязывают «свои» ЭО. Если такие тенденции будут продолжаться, то рынок услуг по ЭПБ может лишится лидеров рынка, которые своей деятельностью обеспечивают научно-исследовательское, методическое, нормативное, кадровое и материально-техническое развитие этой сферы. В результате «свои» ЭО продолжат снижать качество работы, они уже не способны решать нестандартные задачи, выходящие за рамки регламентов. Действующие НД некому будет актуализировать, что необходимо делать систематически.

Призывы и декларирование, что необходимо применять инновации в области промышленной безопасности, переходить на риск-ориентированные подходы, обслуживание по техническому состоянию (мониторинг), организации саморегулирования в области ЭПБ, и тем самым повышать эффективность производств, в складывающихся обстоятельствах некому будет реализовывать. Исходя из опыта членства института в пяти СРО по различным видам деятельности, можно сказать, что саморегулирование не является панацеей, особенно по такой деятельности, как ЭПБ.

Саморегулирование по ЭПБ не должно быть самоцелью, так как может быть разрушена сложившаяся после выхода ФЗ-116 единая система оценки соответствия при всех ее существующих недостатках, а количество ЭО при этом и СРО только увеличится, что приведет к снижению качества работ. Образование СРО и его деятельность на самом деле тоже является своего рода бизнесом. Чем больше членов в СРО, тем больше зарплата управленческого персонала СРО, а ответственность несет исполнитель работ. По деятельности ЭПБ, в дополнение к лицензированию, необходимо вводить государственную аккредитацию. Такую работу проводит НТЦ «Промышленная безопасность». Но пока аккредитация в области ЭПБ является добровольной, на аккредитацию идут только крупные ЭО, которые дорожат своим имиджем.

Государственная аккредитация должна определить перечень необходимых критериев, выполнение которых будет гарантировать высокое качество работ по ЭПБ, а ЭО, претендующие на получение лицензии, должны удовлетворять этим критериям. Перечень таких лицензионных требований, исключающих предыдущие ошибки, заслуживает особого внимания. Государство должно оставить за собой надзор за промышленной безопасностью на ОПО и в должной мере влиять на экономические отношения участников рынка услуг.

Для снижения негативных тенденций, которые всё более проявляются в повседневной деятельности в области ЭПБ, и исходя из опыта общения с профессиональными структурами (институты, выполняющие работы по ЭПБ, крупные ЭО), представляются целесообразными следующие пути выхода из сложившейся ситуации, что позволит гарантировать техногенную безопасность РФ:

1. Дополнительно к лицензированию ввести обязательную Государственную аккредитацию ЭО, дающую право выполнять работы в области ЭПБ. Критерии аккредитации: наличие собственной материально-технической и научно-исследовательской базы, аккредитованных лабораторий, кадров, работающих на постоянной основе, оснащенности актуализированной нормативной документацией, наличие архива технических документов, ведущегося в соответствии с законом РФ об архивах, сертифицированной системы менеджмента качества, охраны труда и промышленной безопасности по OHSAS 18001, договора о страховании ответственности, аттестованных рабочих мест, нормативных документов, разработанных специалистами, производственный контроль и т.п. ЭО должна иметь прозрачную налоговую и бухгалтерскую отчетность, зарегистрированный в трудовой инспекции коллективный договор, по которому работодатель гарантирует права персонала и его социальную защищенность.

Открываемые филиалы должны быть зарегистрированы в установленном порядке, иметь необходимое материальное оснащение, как в головной организации, а не прикрываться ее лицензионными возможностями, и платить налоги по месту регистрации филиала как юридического лица. Специалисты ЭО должны участвовать в конференциях, семинарах, форумах по промышленной безопасности, ежегодных конкурсах по методам неразрушающего контроля, организовываемых профессиональным сообществом.

2. Национальному органу по аккредитации, РТН, НТЦ «Промышленная безопасность» создать комиссию и провести всестороннюю объективную проверку всех ЭО на предмет их компетентности и возможности оказывать качественные услуги.

3. РТН, НТЦ «Промышленная безопасность» совместно с профессиональным сообществом в области промышленной безопасности разработать план развития этой сферы на 3-5 лет, включая совершенствование нормативно-технической базы, в которой отражались бы механизмы перехода, в том числе на законодательной основе, с существующих классических подходов проведения ЭПБ на системы оценки ТУ по фактическому техническому состоянию, реагирующего обслуживания (системы мониторинга, обследования, основанные на оценках риска, иных передовых стратегиях обслуживания и ремонта оборудования), способствующие безопасному увеличению межремонтных пробегов технологических установок и предусмотреть государственное финансирование таких работ.

4. Законодательно совершенствовать механизмы проведения тендерных процедур в госкорпорациях и других организациях, не относящихся к государственным. Необходимо вести разумную ценовую политику, гарантирующую покрытие объективных затрат на проведение ЭПБ, а не по демпинговым ценам. Во главу угла должно ставиться качество работ и ее научно-технический уровень, и это касается всех видов работ, а не только ЭПБ. Необходима прозрачность в осуществлении закупок услуг и продукции и понимание участниками этого процесса того, по каким критериям та или иная организация признана победителем тендера.

5. В соответствии с Приказом Ростехнадзора [16] законодательно ввести требования об авансировании работ по ЭПБ.

Автор статьи будет признателен откликам и предложениям, которые при совместном участии всех заинтересованных сторон могли бы быть реализованы и способствовать качественной трансформации системы промышленной безопасности, которая в настоящее время практически исчерпала потенциал для дальнейшего развития.

Литература

1. Федеральный закон о промышленной безопасности от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ.

2. Методические указания по проведению диагностирования технического состояния и определению остаточного срока службы сосудов и аппаратов. РД 03-421-01. Москва. ГУП «Научно-технический центр по безопасности в промышленности Госгортехнадзора России». 2002.

3. ИТН-93. Инструкция по техническому надзору, методам ревизии и отбраковке трубчатых печей, резервуаров, сосудов и аппаратов нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств. – Волгоград.: ОАО «ВНИКТИнефтехимоборудование». 1993. – 192 с.

4. «Технические условия – регламент по эксплуатации и обследованию оборудования установок каталитического риформинга и гидроочистки, работающих в водородсодержащих средах при повышенных температуре и давлении». – С-Птб.: АООТ «ВНИКТИ-нефтехимоборудование». 1998. – 50 с.

5. РД РОСЭК 05-014-98 «Методические указания по экспертному обследованию трубопроводов пара и горячей воды IV категории, поднадзорных ГГТН России»;

8. СО 153-34.17.442-2003, РД 34.17.442-96 «Инструкция по порядку продления срока службы барабанов котлов высокого давления»;

9. СО 153-34.17.464-2003, РД 34.17.464-00 «Методические указания по контролю металла и продлению срока службы трубопроводов II, III и IV категорий»;

10. Методика оценки технического состояния разъемных соединений сосудов и аппаратов высокого давления и их подготовки к эксплуатации. / ОАО «ИркутскНИИхиммаш». – Иркутск. – 2005. – 30 с.

11. СТО 04-00220227-2007 «Методика определения дефектов в змеевиках трубчатых печей. – ОАО «ИркутскНИИхиммаш». –2007. – 33 с. Согласована Иркутским межрегиональным Управлением по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора 28.08.07.

12. СТО 00220227 –027 –2010 «Реакторы автоклавные производства полиэтилена высокого давления». Технические требования к экспертизе промышленной безопасности и капитальному ремонту. Иркутск-ОАО «ИркутскНИИхиммаш». С.Петербург ОАО «Дефорт». 2010.

13. Методика оценки технического состояния разъемных соединений сосудов и аппаратов высокого давления и их подготовка к эксплуатации. ОАО «ИркутскНИИхиммаш». Иркутск. 2003. Согласовано Управлением по котлонадзору за подъемными сооружениями Госгортехнадзора России 27.05.1999 г., письмо № 12-06/478 и Управлением по надзору в химической, нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности Госгортехнадзора России 01.04.2004., письмо № 11-11/293.

14. Методика оценки технического состояния разъемных соединений трубопроводов и их подготовки к эксплуатации. ОАО «ИркутскНИИхиммаш». Иркутск. 2003. СогласованоУправлением по надзору в химической, нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности Госгортехнадзора России 01.04.2004.

15. К.А. Кузнецов. «Методика технического диагностирования технологического оборудования высокого давления, отработавшего на ОАО «АНХК» более 50 лет». Согласована Байкальским управлением Ростехнадзора 06.10.2010. ОАО ИркутскНИИхиммаш. Иркутск. 2010.

16. Приказ Ростехнадзора от 14.11.2013 N538 «Об утверждении федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила проведения экспертизы промышленной безопасности».


Разделы сайта, связанные с этой новостью:


Последовательность событий и новостей по этой теме

(перемещение по новостям, связанным друг с другом)


Другие новости в группе "Прочее"

(перемещение по новостям в группе)


« все новости

Ваш комментарий